Контрольные органы в России могут обязать следить за развитием бизнеса

Контрольно-надзорные органы — ФАС, Роскомнадзор и прочие — должны будут учитывать, как проводимые ими проверки сказываются на состоянии компаний. Сейчас их цель — найти нарушителей, станет — минимизация потенциальных угроз. Концепцию реформы контрольной системы разработало Минэкономразвития.

Основная цель,декларируемая концепцией законопроекта «О государственном и муниципальном контроле (надзоре)» (есть у РБК), — установление «системообразующих правил организации и осуществления» надзора и контроля в России. Представитель Минэкономразвития сообщил РБК, что проект концепции разработан в соответствии с поручением президента и в настоящее время разослан в заинтересованные ведомства для сбора предложений, после чего будет организовано общественное обсуждение.

Меньше наказывать и больше помогать

Развернуть контролирующие органы лицом к бизнесу предлагается с помощью специальной оценки негативных экономических последствий от контрольной деятельности. Это, по расчетам министерства, должно застраховать систему от таких случаев, когда излишнее рвение контрольных органов может нанести бизнесу непропорциональный ущерб. В законопроекте впервые будет учитываться экономический эффект от деятельности компании при оценке целесообразности контроля, говорится в концепции.

«Принцип«контролировать, чтобы наказывать» должен быть заменен принципом «помогать,чтобы росли», — говорит вице-президент «ОПОРА России» Владислав Корочкин,обсуждавший документ от имени бизнеса с его авторами. В том числе «ОПОРА» входе его разработки настаивала на разделении контроля и надзора, смешение которых создает простор для коррупции.

Развитие и контроль бизнеса — в корне разные вещи, не согласен замдиректора Росфинмониторинга Павел Ливадный. «Контроль может только указать на проблему,может в этой части сделать какие-то выводы... Но тут вопрос: насколько государство в лице не регулирующих, а контролирующих органов может вмешиваться в определение стратегии и тактики бизнеса?» — удивляется представитель контролирующего ведомства.

По его словам, может получиться так, что контролирующие органы будут меньше заинтересованы непосредственно в контроле. «Они на проверки ходить перестанут,тут конфликт интересов возникнет», — опасается он.

Контрольно-надзорные органы не обладают ресурсами для развития бизнеса и могут способствовать развитию предпринимательства косвенно. Например, ограничивая занятие предпринимательской деятельностью без лицензии, если есть обязанность иметь лицензию, соглашается замначальника правового управления ФАС Сергей Максимов.

Нет риска —нет проверок

Одна из главных новелл концепции Минэкономразвития — планирование контроля пропорционально риску причинения вреда. «Частота проверок и (объем)задействованных в них ресурсов должны быть пропорциональны уровню риска», —отмечается в документе. А сам контроль должен быть нацелен на уменьшение риска,что сейчас не совсем так.

«Сейчас любая деятельность независимо от риска, который она несет, контролируется одинаково: большое химическое предприятие или маленький магазинчик, где самый большой риск — это пищевое отравление. Их должны контролировать по одним и тем же правилам. Это глупость, на которую тратится большое количество государственных денег», — говорит Корочкин.

Прямые затраты на проверки из бюджетов всех уровней в 2012 году составили 69 млрд руб.Но практика показывает, что большая часть проведенных проверок (84%) не выявляет нарушений, представляющих угрозу. Международный опыт предполагает контроль за бизнесом на основе управления рисками, отмечают в Минэкономразвития. Это также позволяет сократить госрасходы.

Такие методы успешно используются в Австралии, Великобритании, Италии и других странах. В прошлом году, отмечается в документе, понятие риска и его оценки было введено ив соответствующий закон Казахстана. Там частота плановых проверок поставлена в зависимость от степени риска и варьируется от раза в квартал до раза в пять лет для разных субъектов. А некоторые виды деятельности, полагает Минэкономразвития, можно вообще избавить от плановых проверок.

Алгоритмы проверок должны быть унифицированы. Все виды госконтроля и надзора законопроект сведет в единый закрытый перечень с четким разграничением между федеральным,региональным и муниципальным уровнем. А сами меры должны стать в большей степени превентивными и в меньшей — репрессивными.

Наличие результата не гарантирует эффекта

Целью проверок, по новой концепции, должна стать минимизация негативных общественно опасных последствий. Соответствующей должна стать и система оценки эффективности работы контролеров. Предлагается сразу два различных маркера:эффективность и результативность контроля. Последняя должна определяться снижением негативных показателей — смертности, загрязнения, числа пожаров и т.п.

Под эффективностью предлагается понимать выявление максимального количества нарушений, создающих угрозу причинения вреда, в соотношении с потраченными ресурсами. По мнению Павла Ливадного, это скорее неправильно: количественных критериев лучше избегать, поскольку это «модификация пресловутого палочного подхода».

Корочкин из«ОПОРА», наоборот, не беспокоится на этот счет, поскольку речь идет о нарушениях, несущих реальную угрозу. «Это мы обсуждали, это правильно», —говорит он. Сегодня, отмечает представитель бизнеса, у контрольных органов слишком завышенные требования, всегда можно найти нарушение, «а несет оно опасность или нет — контролера не интересует».

Оценивать деятельность контролеров должен уполномоченный орган исполнительной власти,пишет Минэкономразвития. Министерство, вероятно, имеет в виду себя,предполагает Ливадный. Однако, по его мнению, этот орган должен быть независимым от исполнительной власти. Какими могут быть санкции за неисполнение положений закона, в документе не упоминается.

Автор: Елена Малышева

Источник: РБК daily онлайн

--> -->