Борьба с внутрикорпоративным мошенничеством: модный лозунг или долгосрочная программа?

Заголовок этой статьи не настолько парадоксален, как может показаться на первый взгляд.

Да, в последние годы программы противодействия коррупции и красивые заявления о «принципе нулевой толерантности» к ней же украшают сайт любой уважающей себя компании. Да и элементарная помощь  любой русскоязычной поисковой системы в интернете дает весьма обнадеживающие результаты. С внутрикорпоративным мошенничеством активно борются, исследуют его виды и основные признаки, массово готовят специалистов по борьбе со злоупотреблениями персонала и т.д.

Однако так ли все благостно, на самом деле, как выглядит? Как обычно, нет. Попробую проиллюстрировать свою мысль простейшими примерами. Все международные исследования последних лет, основанные на опросе сотен и тысяч менеджеров и владельцев российских компаний, свидетельствуют, что внутрикорпоративное мошенничество в нашей стране прекрасно себя чувствует. И не сильно замечает усилия отрядов борцов с ним, вооруженным новейшими разработками  и самыми продвинутыми внутринормативными актами, этическими кодексами и антикоррупционными политиками.

Те, кто  занимается противодействию злоупотреблений персонала и борется с выводом активов из российских компаний на практике и давно, должны честно признаться сами себе: до победных реляций далеко. О многих причинах этого говорилось и писалось долго и подробно, многими уважаемыми и компетентными авторами. Сейчас хотелось бы остановиться лишь на одном популярном заблуждении, широко распространившемся не только среди собственников и топ - менеджмента компаний, но и в профессиональном сообществе самих борцов с внутрикорпоративным мошенничеством.  Речь идет о странном тезисе, который я называю «теорией виктимности». По некой извращенной логике, сами борцы со  злоупотреблениями в компаниях, то есть внутренние аудиторы, контролеры и сотрудники службы безопасности, во всем и виноваты. Они просто не сумели:

1.      Проявить должную настойчивость.
2.      Выстроить правильные отношения и найти общий язык с менеджментом.
3.      Убедить, что являются лучшими помощниками.
4.      Собрать железобетонные доказательства.
5.      Найти компромисс.

Закрадывается смутное подозрение, что авторы этой популярной теории живут в какой-то другой реальности. Или в благословенных оазисах кристально чистых бизнес - инкубаторов, где нет коррупции, вымогательства «отдельных представителей» надзорных органов, недобросовестной конкуренции, рейдерских захватов и т.д. В этой благословенной неведомой и недоступной нам, простым смертным, Шамбале нет откатов за победу в закупочных процедурах и благодарностей представителям компании-заказчика за право поработать ее подрядчиком или поставщиком. Там строгие, но справедливые эксперты абсолютно беспристрастно и объективно определяют лучшего поставщика товаров и услуг на основе всестороннего анализа и прозрачных опытных испытаниях.

Там, где-то высоко в горах, существование «теории виктимности», возможно, и заслуживает права на существование. Но здесь, на реальной почве, сразу хочется спросить «теоретиков»: неужели им никогда не приходило в голову, что представитель менеджмента, как минимум, осведомлен об основных схемах внутрикорпоративных мошенников в доблестно и высокопрофессионально руководимых им  бизнес-процессах? А то и является  одним из бенефициаров получаемой в результате злоупотреблений прибыли? Причем, не всегда младшим бенефициаром…

И как именно можно найти общий язык с теми, кто, говоря языком наших профессиональных противников, не только «в теме», но и «в доле»? Разве что проводить требуемые планами антикоррупционные тренинги для менеджмента, больше напоминающие лекции козлам о вреде капусты (извините за каламбур). Лично честный топ-менеджер может просто не захотеть подключаться к бескомпромиссной, но очень хлопотной борьбе со злоупотреблениями, ибо под угрозой сразу оказываются выполнение стратегии компании, годовых планов производства, личные бонусы. Репутация, в конце концов. Как же он проглядел таких вороватых управленцев, как доверил штурвалы?

Только не надо рассказывать о необходимости идти еще выше – к собственникам или их представителям. Сразу на первый план выходит другая излюбленная менеджментом «теория весов». Ибо на одной чаше весов перед собственником сроки реализации крупных инвестиционных проектов, рост капитализации компании, команда пусть вороватых, но в целом эффективных менеджеров. А что на другой? Какие-то бумажки, расчеты, требования принять меры по пресечению возможных, но не гигантских злоупотреблений…

Других управленцев у собственника прямо сейчас в запасе нет, и в ближайшей перспективе не будет. А гарантированно честных и, при этом, не менее гарантированно эффективно генерирующих прибыль, вероятнее всего, не будет никогда. Видимо, все они там, в Шамбале, работают вместе с авторами «теории виктимности». А если еще вспомнить, что значительная часть  недобросовестных поставщиков и подрядчиков победили на закупочных процедурах именно по личному настоянию собственника…

Теоретики в ответ начинают приводить примеры громких и эффективных служебных расследований и вскрытых схем злоупотреблений, с пресечением нанесения ущерба в крупных размерах. Что ж, такое регулярно случается у большинства специалистов-практиков. Однако реальная подоплека успешной реализации таких расследований, да и сама их возможность на практике могут объясняться совсем другими причинами.

Остановимся лишь на некоторых, наиболее очевидных для профессионалов.

Прорывы и громкие успехи могут на самом деле объясняться банально:

1. «Зачистка» старой команды. Изменившаяся ситуация сделала возможной и даже необходимой операцию по увольнению старой команды. Желательно без громких скандалов, но и без золотых парашютов. Вот тут-то специалистам по борьбе со злоупотреблениями начинает казаться, что их доклады, наконец, услышали. Наивные люди эти самые борцы…

2. «Заказ», т.е. оружие в межклановой войне. Наличие «кланов», или, если хочется большей благозвучности, «команд» внутри любой даже средней компании не является ни для кого секретом. Дать информацию о заклятых друзьях, поддержать расследование, потребовать обсудить акт проверки на Правлении – да мало ли способов потеснить с грядки конкурентов? Трезвые специалисты не только знают обо всей подоплеке происходящего, но и охотно используют на общее благо. Когда еще придется поработать в столь благоприятных условиях?

3. «Самозванцы». Борьба с фродом, неорганизованным и неподконтрольным топ-менеджерам. Возмутительные, по причине неподконтрольности, схемы хищений менеджеров среднего звена и рядовых сотрудников должны быть обязательно выявлены, а их организаторы строго и показательно наказаны. В назидание остальным. Внутрикорпоративное мошенничество должно быть строго регламентировано и санкционировано сверху. В столь серьезном вопросе самодеятельность вредна, как нигде больше в бизнесе.

4. «Игра в наперстки», т.е. отвлечение от крупных схем. Иначе сотрудники службы безопасности или бдительные контролеры могут найти что-нибудь явно лишнее. Пусть лучше каждый квартал бдительно проверяют представительские расходы, использование служебных машин и причины превышения лимита на мобильную связь. И представляют обширные отчеты строго установленной формы. Более остроумные «заказчики» организуют отвлекающие сигналы на горячую линию. С тем же результатом.

5. «Демонстрация результатов». Во-первых, надо показывать свою бескомпромиссность руководителя собственникам или вышестоящим боссам, назначившим тебя на этот пост. Во-вторых, все, кто работает, должны докладывать о полученных результатах и достижениях. Иначе за что же они получают зарплату и, страшно сказать, бонусы? Специалисты по борьбе с хищениями не исключение. Умные руководители всегда дадут возможность себя реализовать. Подальше от важных проектов, где малейшая попытка разобраться тут же пресекается требованием «не мешайте людям работать». Помните про чаши весов?

6. «Замена кровли». Здесь все просто и понятно. Новая команда топов или, чаще, представителей собственника с помощью борцов с внутрикорпоративными мошенничествами выявляет сложившиеся схемы. И, уже вполне самостоятельно, берет их под свой контроль. Иногда это сопровождается сменой участвующих сотрудников компании-заказчика и фирм-подрядчиков. Но вовсе не обязательно. Главное – сменить направление денежного потока от схемы.

7.  «Шлифовка» или «подбор хвостов», когда специалистов просто используют втемную для проверки качества маскировки действующих схем. С принятием действенных мер по ликвидации тех самых торчащих «хвостов» и их своевременной замене на значительно менее заметные схемы. И их участников. Иногда.

Разумеется, есть немало и других проблем, снижающих эффективность борьбы со злоупотреблениями в компаниях. И явно недостаточная квалификация самих борцов, и отсутствие надежных и квалифицированных технических экспертов, и многое другое. Да и примеры конфликтов интересов у самих проверяющих тоже не такая уж редкость, как хотелось бы.

С учетом вышеизложенного автор пока склоняется к первому варианту ответа на вопрос заголовка. Сторонников «теории виктимности» просят не беспокоиться. Охотно верю, что там, у них, высоко в горах, все иначе. Но мы-то здесь…

Автор: Урал Сулейманов

--> -->