Минтруд предлагает давать вознаграждение тем, кто сообщит о фактах коррупции

Законопроект «О защите лиц, сообщивших о коррупционных правонарушениях и иных нарушениях законодательства» (копия есть у РБК) разрабатывает Минтруд. Ему было поручено сделать это приказом правительства от 5 мая 2014 года в рамках национального плана по борьбе с коррупцией на 2014–2015 годы.

Проект закона готовится, но его концепция окончательно еще не сформирована, сообщил РБК представитель Минтруда. В его разработке принимают участие Минюст, МВД, Генпрокуратура, также привлечены Институт законодательства и сравнительного правоведения при правительстве и бизнес-организации, уточнил он.

Как следует из проекта закона, сообщать о фактах коррупции должны будут чиновники, служащие Центробанка, Пенсионного фонда и сотрудники госкорпораций. Работник «обязан сообщить работодателю обо всех готовящихся или совершенных коррупционных правонарушениях», о которых он узнал при выполнении трудовых обязанностей.

Если сотрудник не сообщит о факте коррупции, это будет поводом для увольнения «либо привлечения к другим видам ответственности». По словам председателя Национального антикоррупционного комитета Кирилла Кабанова, в такой формулировке наказание может варьироваться от выговора до увольнения.

Сейчас действует 316 ст. УК («Укрывательство преступлений»), предусматривающая лишение свободы на срок до двух лет. Исключения – для близких родственников. Ответственность за несообщение о преступлении останется, но чиновника можно будет уволить, не дожидаясь решения суда, комментирует текст законопроекта Кабанов.
Одновременно законопроект ограничивает чиновников в праве сообщать о фактах коррупции в СМИ. «Публичные сообщения о коррупционных проявлениях, в том числе через средства массовой информации, допускаются только в том случае, если они были направлены в соответствии [с этим законом] и не привели к проверке, расследованию или иным мерам реагирования», – оговаривают авторы законопроекта.

Санкция за это нарушение в документе не прописана. Должен появиться единый подзаконный акт, или же каждое ведомство само проработает этот вопрос, предполагает партнер юрфирмы ЮСТ Александр Боломатов. Максимальное наказание, скорее всего, будет дисциплинарным – вплоть до увольнения. По его словам, это закрепит сложившуюся практику, разве что у работодателей появится возможность апеллировать к этому закону как основанию для увольнения.

Вместе с новыми обязанностями и запретами законопроект предусматривает новое для российского законодательства положение о материальном вознаграждении за предотвращенный ущерб. Сообщивший о нарушении сможет получить от 5 до 15% суммы возможного ущерба государственной или муниципальной казне, но не больше 3 млн руб. Сумму будет устанавливать суд или Счетная палата.
Это правильная мера, вознаграждение может способствовать тому, что уровень толерантности к таким видам преступлений будет снижаться, считает Боломатов: «Сейчас у нас это совсем не развито, а финансовая составляющая сыграет свою роль». Это нормальная практика, в США сумма вознаграждения составляет 10%, вторит Кабанов.

Над этим вопросом стоит еще поработать, не согласен сотрудник Следственного комитета Георгий Смирнов. «Госслужащие все-таки, наверное, должны сообщать о таких преступлениях именно в силу своих должностных обязанностей, а не корыстной заинтересованности. Мне кажется, что это вполне вписывается в концепцию особого не только правового, но и морально-этического статуса государственного служащего», — отмечает он, выражая личное мнение.

Кроме того, чиновники, сообщившие о коррупции, смогут претендовать на бесплатную юридическую помощь и защиту по закону о госзащите потерпевших и свидетелей. Их можно будет уволить, перевести на другую должность или привлечь к дисциплинарной ответственности только после разрешения комиссии по соблюдению требований к служебному поведению и урегулированию конфликта интересов. Если такой сотрудник в течение года после сообщения совершит дисциплинарный проступок, его смогут уволить только с разрешения комиссии по трудовым спорам. Бремя доказывания при этом ложится на работодателя.

Бизнес опасается, что новые правила создадут риски «массовых и необоснованных проверок» со стороны правоохранительных органов. «Главная проблема, которую создает законопроект, состоит в возможности по любым сообщениям о предполагаемых фактах коррупции возбуждать контрольные процедуры [против] организаций в обход установленного порядка», — замечает президент РСПП Александр Шохин (копия его письма в Минтруд есть у РБК). Вознаграждение заявителю только увеличивает этот риск, считает он.

Законопроект может стимулировать сведение счетов и создать нервозную обстановку в коллективе, создать дополнительные проблемы как работникам, так и работодателю, инициировать необоснованное преследование и проверки, вторит сопредседатель «Деловой России» Андрей Назаров. Чтобы этого избежать, РСПП предлагает обязать прокуратуру при согласовании проверок «тщательно проверять», что они «не используются в качестве средства давления на лиц, ранее заявлявших о фактах коррупции в отношении проверяющих органов».
Идея правильная, но борьба с низовой бытовой коррупцией не будет действенной, пока не будет побеждена коррупция высших чиновников и должностных лиц, считает юрист Фонда борьбы с коррупцией Любовь Соболь. «Надо иметь политическую волю и не декларировать, а выполнять эти меры. ФБК неоднократно публиковал антикоррупционные расследования, но никакого хода им не было дано — действующая система не работает», — констатирует она.

Автор статьи: Алиса Штыкина

Источник: http://rbcdaily.ru


--> -->